Мир Чози
Каждому свое
Тьма великодушна. Она поняла тебя, победила в тебе свет.
Но и в ее сердце есть слабость. Только не все это замечают.
Даже огонь маленькой свечи способен растворить тьму.
Свет сильнее мрака, он смотрится ярче на его фоне.
Любовь - это свет. Она сильнее свечи. Любовь способна разжигать звезды.
Ты добровольно убил свою любовь. Которая могла растворить вокруг тебя мрак светом своего сердца.

Ты мечтал стать великим джедаем, стремился к высокой цели, обрел любовь.
Ты был живым. Человеком. Какого теперь быть Анакином Скайуокером?
Чувствовать боль, которую принесли первые секунды твоей имперской власти.
Слышать механический звук, который испускают мертвые имплантаты.
Сиплое, неживое дыхание, с которого ты даже не сможешь сбиться при волнении.
Волнение. А будет ли оно за металлическим отблеском черной маски?
Эмоции остались в смертельном пламени Мустафара, которое жадно пожирало твою плоть.
Будто с дня твоего рождения верно ожидало тебя.

"Дарт Вейдер..." Ты слышишь? Тебя зовет новый наставник, изуродованный своим же оружием.
Да, ты слышишь, но по-другому. Живой звук навсегда потерял для тебя силу.
Механические сенсоры доносят сигналы прямо к мозгу.
Оптические сенсоры помогают увидеть окружающий мир.
Из-за сильного искажения он кажется отвратительным.
Вокруг больше нет теплых и нежных красок, как на Набу. Ты помнишь Набу?
Не забывай тех времен, потому что датчики не лгут.
Отныне мир будет таким в твоих глазах: серым и отвратительным.

"Где Падме?", - спрашиваешь ты, но не узнаешь этот грубый голос.
Ровный, безэмоциональный. Чужой. Он принадлежит бездушной машине.
Но сейчас это неважно, ты продолжаешь говорить:
"Она в порядке? С ней все хорошо?"
Ответ за кривой усмешкой владыки ситхов кажется злой шуткой.
Он обжигает во сто крат сильнее, чем огненная лава.
"Боюсь, в порыве своего гнева вы убили ее, Дарт Вайдер".
Убил? Нет. Это же невозможно.
Ты любил Падме. Ты никогда бы не пожелал ей смерти. Никогда.
Но кусочки чудовищной картины начинают хаотично собираться в твоих мыслях, опережая скорость света.
Ты помнишь каждую секунду и деталь.
Кто он, тот, чья рука мертвой хваткой сжалась в кулак, окутав нитью Силы шею Падме, запрещая ей дышать?
Кто он, чей взгляд выражает ярость, ненависть и разрушающий все на своем пути гнев?
Кто посмел посмотреть пылающими злобой глазами на женщину, под сердцем которой живет твой ребенок?
Ты отчаянно стараешься доказать всему миру, что это яд Дарта Вейдера мгновенно отравил твою кровь.
Но посмотри вокруг себя. Здесь пусто. Лишь тьма. Доказывать некому.
Ты понимаешь, осознаешь, что не было никакого Вейдера. Был только ты. Анакин Скайуокер.

Падме упала, но ты чувствовал, что она жива. А ты не забыл о ее душе?
Разрушив идею, которой она служила всю жизнь, ты подтолкнул ее к смерти.
Превратившись в чудовище, готовое беспощадно идти к власти, ты подтолкнул ее к смерти.
Роковые причины, долгое время формировавшие ход событий, теперь перестают существовать.
Перед лицом леденящей правды забываются недоверие, боль, сильнейшая любовь и страх потери.
То, что заставило тебя сделать шаг на темную сторону.
Себе лгать не получится. Ты упустил возможность, которую она пыталась до тебя донести.
Возможность вернуться, спасти ее и себя, выбросить из головы новую силу и подумать о ней, о ребенке.
Но ты думал только о себе. Она любила тебя, Анакин, Падме верила тебе до последнего вздоха.
Нет, там не было Дарта Вейдера и его уничтожающего яда. Только ты и никого больше. Ты убил ее.

И ты приходишь в бешенство. Ты не сдержал обещание, данное на могиле матери.
Отчаянно, бездумно, ты направляешь силу, чтобы раздавить тьму, которая уничтожила тебя.
Со всей своей крушащей яростью ты разметаешь дроидов и все вокруг.
В то время, как далеко отсюда, пальцы Падме навечно и окончательно сжали брелок из дерева,
который ей подарил девятилетний мальчишка на заброшенной пустынной планете Татуин...

Выхода больше нет, как и дороги назад. Тебе осталась только тьма.
Потому что она сможет тебя простить, поддержит и даст силы...
В последний раз воскресив в памяти ее улыбку, голос, блеск карих глаз, руки, которые касались тебя,
ты убиваешь в себе воспоминания, то единственное, что способно соприкоснуть тебя с прошлым.
Не так ты представлял свое великое будущее, Анакин Скайуокер.
Но судьба сыграла с тобой в хитрую и беспощадную игру, ты не остался в победителях.
И ты смиряешься. Ведь реальность не стереть, как графит с листа бумаги.
Внутри остывающего очага жизни ты разжигаешь собственное смертоносное пламя.
Сухое. Безжалостное. Разрущающее. Отныне и навсегда...